С ОДНОЙ СТОРОНЫ СИРОТА, А С ДРУГОЙ — НЕТ

Согласно украинскому законодательству, сирота имеет право на жилье в любом возрасте и вне очереди, но на практике не всем, кто остался без родительской опеки, удается добиться квадратных метров.

В редакцию обратились две сестры — Инна и Вероника Воробьёвы, которые на основании решения суда от 27 февраля 2003 года признаны детьми, оставшимися без попечения родителей. Девочки находились на учете для получения жилья. В сиротский учет Инна была занесена с 9 февраля 2010 года, в последнее время пребывая там под № 11, Вероника – с 13 октября 2009 года под № 9.
Сестер сначала поставили в льготную категорию учета, а потом перевели в общую, и они в очереди оказались уже 30-ми. Но вдруг выяснилось, что соцжилье им более не положено.

— Вся эта квартирная очередь вообще не продвигалась, — рассказывает Вероника. — По истечению 7 лет ожидания своей очереди нас сняли с учета и перевели в другой список «внеочередников», сместив тем самым на 34-е и 28-е места соответственно. Почему–то люди, которые становились на учет после нас, получали квартиры, а мы нет.

Долгое время девушкам, по их словам, вообще не могли объяснить, в чем дело. И лишь после долгих попыток выяснить «где гарантированная государством квартира», в администрации горсовета сиротам указали на конкретную статью, по которой на соцжилье они… не имеют права.
Это статья 1 Закона Украины «Об обеспечении условий организационно-правовых условий социальной защиты детей-сирот и детей лишенных родительской опеки», которая устанавливает возрастной ценз, до которого действует статус сироты — до 23 лет.

Конечно, они не стали «менее сиротами» в этом случае, но законных оснований получить социальное жилье у них больше нет. Сиротой считается ребенок только до 18 лет. С 18 до 23 лет он уже считается лицом из числа детей-сирот. А после 23-х лет такой ребенок уже не будет находиться на гособеспечении. При этом, на жилье дети, которые лишились родителей, могут претендовать все равно, но в другом порядке.
Почему-то получается так, что учетные списки детей-сирот с момента получения сиротства успешно перетекают в «очередь» по достижении 18–23-летнего возраста, по отношению к которым уже нарушены их права на социальное жилье. Гарантии государства не выполняются. Получается, до 18-ти государство вкладывает в сирот немалые средства, а что происходит с ними после 18-ти, никого не волнует.

— Посмотрите вокруг: откуда квартиры у детей из полноценной семьи? Как правило, таким детям либо родители материально помогают квартиру купить, либо оставляют детям квартиру после себя, — отмечает Вероника. — Либо эти дети сами много зарабатывают. Но кем сегодня надо работать, чтобы заработать на квартиру? А представьте: сирота, без всякого фундамента, – комментируют девушки.
Квартирный вопрос этих сестер не решен и это, к сожалению, не исключение. Сотни сирот годами ждут гарантированного законом жилья, и, чаще всего, не дожидаются.
В прошлом году в нашем городебыло приобретено 7 однокомнатных квартир для данной категории людей. А вот найдутся ли средства в этом году — неизвестно. Отыскать в бюджете «лишние» деньги всегда тяжело. Так что стоит задуматься над подключением «внутренних резервов» города. И речь идет не только о многомиллионных остатках, кочующих из года в год и лежащих на депозитных счетах. В то время, как в очереди на жилье находятся тысячи жителей, по некоторым данным, в Каховке есть достаточное количество бесхозных и брошенных квартир, чтобы, как минимум, «переплюнуть» прошлогодний рекорд с покупкой семи «однушек». Тем более, что действующее законодательство позволяет городской власти принимать на свой баланс и затем распределять такое жилье.

Речь идет о «вымороченном жилье», то есть оставшемся после смерти владельцев, и не принятом никем в наследство и «бесхозном жилье», находящееся формально в чьей-то собственности, но брошенное собственниками и не обслуживаемое ими.

В тоже время, передача квартиры в собственность города — процедура длинная и сложная, но входит в обязанность (!) органов местного самоуправления. Смело можно заявить, что никто не знает, сколько точно в Каховке «ничейных» квартир. Во всяком случае, навскидку. По некоторым КУК годами начисляет долги, в некоторых — проживают асоциальные элементы, не имеющие к собственности никакого отношения.
— Только за прошлый год было выявлено три бесхозные квартиры по Ворошилова, Мелиораторов и Карла Либкнехта. Это только те, что «на виду». Мы неоднократно поднимали вопрос о принятии бесхозного жилья для дальнейшего использования в качестве служебного, но по данному вопросу негласно тянут резину, — рассказал руководивший ранее Каховской управляющей компанией Андрей Серов.

У нас большие пробелы в кадастрах земли и недвижимости — мы банально не знаем, кто собственник большей части имущества. И ничего для изменения данного факта не делается. Сколько у нас умирает одиноких граждан, не имеющих наследников? Почему не проводится властью вполне очевидная аналитическая работа? «Предприимчивые граждане» очень успешно ее выполняют и занимают такие квартиры, а у властей нет мотивации? А неприватизированное жилье, не требующее длительного оформления? Городские власти обязаны более принципиально, а главное результативно контролировать данный вопрос. Иначе возникает резонное предположение, что какой-либо реальной и разумной политики, в части обеспечения жильем, город не ведет. Можно еще провести инвентаризацию неиспользуемой собственности: гостиницы и общежития. Сколько жилищных долгостроев, которые можно было бы достроить и ввести в эксплуатацию?

Сергей МАКОГОН.

Дякуємо за відгук! Ми цінуємо вашу думку!

Pin It on Pinterest