Люди для Дяченко — пустое место, а женщины — мясо

Меня зовут Анна Садовая. Три года я работала в отделе культуры горисполкома, еще больше, почти 11 лет, — как личный ассистент мэра Андрея Дяченко. После выборов, 25 октября, я напишу заявление об увольнении. Не потому, что не люблю свою работу. Очень люблю. Но еще больше люблю себя, и не хочу иметь ничего общего с человеком, который к пятому году своей власти превратился в настоящего монстра.

Моя история о сексуальных домогательствах мэра Каховки Андрея Дяченко. Омерзительная, отвратительная и грязная, но именно такой, к сожалению, зачастую бывает правда. О ней тяжело говорить, но молчать еще более невыносимо.

Вместе с Дяченко я разделила радость победы на выборах в 2015 году, потому что верила — он изменит Каховку. Но эта победа больше изменила его: я сразу же заметила перемену в поведении. Он поверил в свою избранность и исключительность, рассматривая остальных, как расходный материал, которыми можно играться, как игрушками.

Особенно изменилось его отношение к женщинам. На втором году своего срока Андрей Дяченко стал выходить за рамки деловых отношений с подчиненными. Начиналось с сексуальных намеков, продолжилось хватанием за интимные места, а закончилось применением грубой силы. Чем дольше был у власти, тем наглее и агрессивнее становились приставания.

Я хорошо знала Андрея Дяченко, ведь мы работали с ним с 2011 года. Он часто хвалил меня за острый ум и трудолюбие, поддерживал и делился опытом. Я относилась к нему с уважением, как к старшему наставнику, можно сказать, как к отцу. Наверное, это и притупило мою бдительность.
Сначала я, как и остальные жертвы, просто закрывала глаза на шутки сексуального характера. Все-таки есть иерархия и подчиненный не может отвечать начальнику грубостью. К тому же, я очень дорожила работой. Но все эти доводы посыпались, когда Дяченко начал применять насилие. Оказалось, власть разбудила в нем особую жестокость, которая вырвалась с чудовищной силой.

Власть — как возбудитель

В конце сентября этого года он пригласил меня в свой кабинет под предлогом делового разговора. Закрыл дверь на ключ, начал обнимать и просить погладить брюки в районе ширинки. В ответ на отказ Дяченко просто снял свои брюки и трусы, оголив возбужденный орган. Пытался принудить к оральному сексу, хватая меня за руки, голову и спину, когда я пыталась убежать. Извините, что вы вынуждены это читать. Понимаю, это очень неприятно, но поверьте — гораздо неприятней об этом молчать. Я говорю об этом и у меня текут слезы.
Я бы никогда не решилась вынести на публику эту мерзкую историю. В Каховке живут мои родители, знакомые, любимый человек — перед которыми мне стыдно за то, что столько времени молча терпела приставания… Если бы не последний случай с насилием и осознание: нужно остановить это чудовище.

Я знаю, что не одна. Подобные истории слышала от знакомых сотрудниц исполкома и видела то, что предпочла бы забыть навсегда. Но рассказывать, какому унижению подвергались другие молодые женщины я не в праве. Это их история.

Многие молодые девушки были уволены из исполкома под предлогом «невыполнения обязанностей», некоторые ушли сами. Остальные молчат, просто боясь его — он умеет запугивать. Он запугивает людей своими связями, должностью, покупает деньгами.

Как часто бывает с чем-­то постыдным и мерзким, о фактах домогательств знали многие, но молчали. Искренне хочу, чтобы мой пример стал толчком для остальных женщин, которые подверглись унижениям со стороны Дяченко.

Хочу обратиться к каждой, кто молчит — вы знаете, что это правда. Вам самим противно и больно, поэтому — не молчите! Наше молчание помогает остаться у власти человеку, для которого женщины — просто безвольное мясо. Одна моя знакомая, которую Дяченко когда-­то повез по работе в Херсон, а по дороге назад стал распускать руки на заднем сиденье авто, боится реакции отца. Другой — стыдно перед мужем. Третьей — стыдно перед детьми, ведь она мать-­одиночка и ей нужно где-­то работать.

Но это не правильно! Стыдно должно быть только одному человеку — Дяченко, который использует власть для издевательств над беспомощными жертвами, для ощущения своей избранности, для удовлетворения своих внутренних комплексов.

Прекрасно понимаю, что после публикации Дяченко обвинит меня во лжи и придумает убедительную историю, почему я об этом рассказала. Окажется, что я сама приставала, сама провоцировала, сама намекала.

Это неправда. Находясь в такой ситуации, когда начальник-­мужчина распускает руки, женщина теряется и боится, потому что за нее некому заступиться. Потому что боится осуждения общества, она “сама виновата”. Поэтому женщина терпит и молчит. Но приходит предел всему. Терпению. Страху. Стыду. Поэтому хочется рассказать об этом каждому — какое чудовище находится во главе города.

Вчера я подала заявление в полицию и приняла решение рассказать об этом. И призываю каждую женщину, кто пострадал от сексуальных домогательств Дяченко сделать тоже самое. Если мы будем молчать, он продолжит безнаказанно делать тоже самое на втором сроке и никто его не остановит.

Также я призываю мужчин не подавать ему руку! Именно этой рукой он хватал женщин и лез им в трусы, заставляя умирать со стыда и страха. Мужчины, представьте, что на моем месте в следующий раз может быть ваша супруга, дочь или родственница, о чем вы никогда не узнаете, потому что ей будет стыдно поделиться.

Единственная судьба для Дяченко — всеобщее презрение и наказание за унижения. Тяжело залезть в голову другому человеку, но мне кажется, он отлично это понимает. И он боится. Он очень боится, чтобы правда не раскрылась. Боится проигрыша и нас — слабых женщин, а потому нанял себе три человека охраны, без которых не делает по Каховке и шага.

Без власти он превращается в обыкновенного труса. Не зря говорят, что моральная прочность человека проверяется властью. Перед нами много примеров, когда политики, получая власть, теряют не только человечность, но и связь с реальностью. Другие же наоборот — приумножают хорошие качества. К сожалению, Дяченко эту проверку не прошел.

Люди для него — пустое место, а женщины — мясо.

Дякуємо за відгук!

Pin It on Pinterest