Трагедия сорок четвертой

Каховчане на месте захоронения боевых генералов в Мелитополе.
Каховчане на месте захоронения боевых генералов в Мелитополе.

2 ноября 1943 года Каховка была освобождена от немецко-фашистских захватчиков силами 2-й гвардейской и 44-й армий. Упорные бои по освобождению нашего легендарного города представляют собой яркую страницу боевой жизни 44-й армии. Но, к сожалению, в истории армии, кроме массы героических эпизодов, был трагический, который и поставил жирную точку в ее существовании. Этим эпизодом стала гибель двух ее генералов…

Командующим войсками 44-й армии был генерал-майор, а в последствии генерал-лейтенант Василий Афанасьевич Хоменко (1899-1943), в прошлом – участник Гражданский войны, прошедший боевой путь от командира взвода до начальника штаба пограничных и внутренних войск НКВД ЛВО. С началом Великой Отечественной войны командовал 30-й, 24-й, 58-й, а с 21 ноября 1942 г.- 44-й армией. Сослуживцы характеризовали его как очень волевого, энергичного, разносторонне подготовленного, требовательного военачальника, но, в тоже время, достаточно общительного и отзывчивого человека.

Командующий 44-й армией Хоменко Василий Афанасьевич, 1943 г.
Командующий 44-й армией Хоменко Василий Афанасьевич, 1943 г.

Под командованием В.А. Хоменко 44 армия участвовала в битве за Кавказ, Ростовской, Донбасской, Мелитопольской наступательных операциях. В конце октября 1943г. она была переведена в резерв фронта, перегруппирована в район северо-восточнее Каховки и, сменив части 5-й Ударной армии, заняла оборону на рубеже Завадовка – Каховка – Британы.
Обстановка оставалась сложной. Четкой линии фронта не было. В районе Великой Лепетихи застряла небольшая группировка немцев, оказывающая упорное сопротивление советским частям. Необходимо было срочно ее ликвидировать.
Утром 6 ноября 1943г. три автомашины выехали из штаба армии в с. Марьянское, где располагался штаб 10 стрелкового корпуса генерала И.А.Рубанюка. Пробыв здесь около двух часов, колонна направились дальше – в 63-й стрелковый корпус генерал-майора П.К.Кошевого.
Трофейную машину марки БМВ вел сам В.Хоменко. Рядом с ним сидел командующий артиллерией 44 армии, генерал-майор Сергей Алексеевич Бобков. За ними шла машина «виллис», в которой, кроме шофера, находились адъютант командующего, его личный шофер и шифровальщик капитан Душкин. Позади шел грузовой «додж», за рулем которого был водитель И.Лисецкий, четко выполнявший приказ командующего, полученный накануне в Каховке: соблюдать дистанцию около 100 метров. Под брезентовым тентом в этой машине была смонтирована трофейная рация «ЗО ВС-В», начальником которой был лейтенант М.Ляпах, радистами – старшины В.Нечаев и Н.Барсуков.
Из воспоминаний бывшего начальника штаба 4 УФ, маршала С.С.Бирюзова: «В то время войска 44-й армии только еще занимали свои новые позиции под Никополем. Сплошного фронта там не было. К командному пункту 63-го стрелкового корпуса П.К.Кошевого вели три дороги. Но одна из них шла через расположение войск противника. Генерал Хоменко ошибся в ориентировке и попал как раз на эту дорогу. Гитлеровцы подпустили нежданных «гостей» на близкое расстояние и открыли по ним огонь почти в упор. Чудом удалось спастись лишь одной машине, двигавшейся последней. Тяжело раненные офицер и радист, сохранив документы, вернулись в штаб корпуса… ».

Об обстоятельствах гибели советских генералов ходили противоречивые свидетельства. Официальная версия на настоящий момент звучит так: командующий 44 армией генерал-лейтенант Хоменко и командующий артиллерией той же армии генерал-майор Бобков при выезде в штабы корпусов потеряли ориентировку, попали в район расположения противника. То есть генералы просто сбились с дороги. На степных просторах это было немудрено.
Так что же все-таки произошло в тот день на самом деле? Общая картина происшествия была сложена по рассказам непосредственных его участников, оставшихся в живых.
Как выяснилось, проехав несколько километров, колонна миновала наши артпозиции, на которых работали солдаты, и пересекла лесозащитную посадку. Осталась позади и еще одна небольшая группа пехотинцев, копавшая ночные траншеи. Машины пытались остановить криками, но тщетно: то ли помешал шум мотора, то ли велико было расстояние до них.
Дорога пошла вниз, начался спуск в большую балку, на противоположной стороне которой были уже немецкие позиции. До сих пор так и осталось неизвестным, по какой же причине у машины командующего на дне балки заглох мотор двигателя. Возможно, Хоменко, двигаясь на большой скорости, не справился с управлением при спуске, возможно, подвела трофейная техника.
Все три машины остановились, сохраняя примерно ту дистанцию, которую держали во время движения. Шофер машины БМВ выскочил из «виллиса», взял рукоятку и только попытался завести двигатель, как был сражен пулеметной очередью наповал. Раскинув руки, он упал на капот машины.
Хоменко и Бобков выскочили на дорогу. Услышав стрельбу и не поняв в чем дело, выскочили из кузова радисты Нечаев и Барсуков и тут же были вынуждены залечь в бурьян около дороги за машину. Рядом, укрываясь за скаты машины, лежали начальник радиостанции Ляпах и водитель Лисецкий.
Ляпах приказал Лисецкому спасать документы и рацию. К машине подбежал капитан Душкин со своей документацией и с планшетом, отданным ему Хоменко, в котором находилась оперативная карта. Сам командующий вернулся назад к упавшему около БМВ Бобкову, собираясь, очевидно, оказать ему помощь, но не добежал до него, скошенный вражеской пулей.
Немцы открыли минометный огонь. Радисты выскочили и побежали к машине. Им повезло: получил лишь легкое ранение в руку старшина Барсуков. Капитан Душкин был тяжело ранен пулей, пробившей лобовое стекло машины во время крутого разворота на 180°.
Поднятые по приказу командующего IV Украинским фронтом Ф.И.Толбухина части перешли в наступление, но спасти генералов не удалось. После рассказа наблюдателя артиллерии, видевшего все происходящее в стереотрубу, стало известно, что немцы положили тела погибших на автомашины и, толкая их руками, увезли в свое расположение. На следующий день немецкое радио передало сообщение о том, что генералы Хоменко и Бобков сдались в плен. На их имена легла тень позора.
«Никто из нас не верил в измену наших генералов. Мы отлично знали, что такие, как Хоменко и Бобков, живыми врагу не сдадутся! Однако сам по себе случай был крайне неприятным. Командующий армией заблудился в расположении своих частей и по ошибке заехал к противнику!» – писал в своих воспоминаниях С.Бирюзов.
7 ноября из Верховной Ставки был получен приказ о расформировании армии. Ее боевой участок заняла 28 армия. Командующим армиями и корпусами было запрещено выезжать без разведки и охраны. При выезде в войска от штаба корпуса и ниже им запрещалось брать с собой какие-либо оперативные документы, за исключением чистой карты района поездки. К тому же вводился категорический запрет высшему начальствующему составу на личное управление автомашинами.
И лишь весной 1944г. ситуация с трагической гибелью командующих 44 армии немного прояснилась. При освобождении Севастополя частями 51 армии была разгромлена 17 армия противника. Взятые в плен командир и начальник штаба армии предоставили приказ Гитлера об объявлении им взыскания за то, что они не сумели взять живыми советских генералов (по существовавшей в немецко-фашистской армии традиции, погоны погибших Хоменко и Бобкова были отправлены в ставку фюрера, как вещественное доказательство происшедшего). Они указали на немецкого офицера, командовавшего разведподразделением на участке южнее В.Лепетихи, который на допросе показал, что генерал Бобков был уже мертв, а генерал Хоменко был тяжело ранен и, не приходя в сознание, скончался. Этот офицер был направлен самолетом в В.Лепетиху, где указал место захоронения обоих генералов.
Фашисты, поглумившись над телами советских генералов, положили их в ящики из-под снарядов и закопали на юго-восточной окраине В.Лепетихи на краю русского кладбища (немцы в селе сделали еще одно – немецкое – для своих погибших солдат). Для того, чтобы усложнить вероятный розыск захоронения, над могилами генералов специально не сделали насыпных холмов.
Опознал и подтвердил личности Хоменко и Бобкова член Военного совета 44 армии генерал В.И.Уранов. После этого тела погибших генералов были перезахоронены в Мелитополе, в освобождении которого принимала участие 44 армия.
Прошли десятилетия, а наш город помнит их имена. В преддверии 70-летия освобождения Каховки при поддержке управления труда и социальной защиты населения (Скрипниченко А.), отдела по делам семьи, молодежи и спорта Каховского горсовета (Зубков В.) и Каховского АТП № 16506 (Литвиненко В.) в Мелитополе побывала группа каховских активистов: ветераны Великой Отечественной войны и труда, представители молодежных организаций, сотрудники Каховского исторического музея, учащиеся городских школ, участники краеведческой конференции «Пам’ятаємо заради майбутнього», которая состоится в музее 31 октября и чьи темы исследовательских работ связаны с именами легендарных генералов; студенты Каховского профессионального лицея сферы услуг – все те, кто не равнодушен к событиям огненных военных лет. Они побывали в Мелитопольском городском краеведческом музее, на экскурсии по городу, в парке Победы и на том самом братском кладбище, где покоятся и поныне наши освободители. Поклонившись могилам генералов, оставили на серых гранитных плитах осенние цветы – как символ крови, пролитой за нашу свободу – свободу тех, кто поныне их помнит и чтит.

Валентина КОЛОС, научный сотрудник Каховского исторического музея.

2 thoughts on “Трагедия сорок четвертой

  • 05.12.2013 at 12:06
    Permalink

    Какие такие фошЫсты? Итальянские?

    Reply
  • 29.01.2014 at 14:16
    Permalink

    Интересная и полная информация. Очень приятно, что есть неравнодушные люди.Может быть у вас есть сведения о о судьбе расформированной 44 армии? Спасибо

    Reply

Дякуємо за відгук! Ми цінуємо вашу думку!

Pin It on Pinterest