Таинственные операции. Новые детали расследования в Каховской больнице

О факте проведения таинственных офтальмологических операций сообщила сама директор Каховской больницы Елена Мазур. Напомним: 19 июня, по ее словам, в больницу, где в 5 утра выходного дня проводилась операция по замене хрусталика глаза, пришли полицейские в поиске документов, которые могли подтвердить законность проведения оперативных вмешательств.

Оставляя за скобками странное время, на которое была назначена операция, нельзя не отметить и не менее странную реакцию директора больницы на заинтересованность правоохранителей в расследовании возможных коррупционных правонарушений, которые могли иметь место в стенах медучреждения. Администрация больницы фактически изолировалась от дачи каких бы то ни было вразумительных объяснений, игнорируя обращения депутатов районного совета и отвечая на запросы городских властей отписками.

Так, депутат райсовета Александр Бойко на своей странице в фейсбуке сообщал, что к нему ранее уже обращались жители и медработники, рассказывая о «коммерческих операциях». Деньги за такую помощь пациентам шли наличкой мимо кассы учреждения, хотя и проводились с использованием электроэнергии, за которую уплачивались средства местного бюджета, в помещении, отремонтированном на средства больницы. Трудно представить, что кабинеты для этого передавались внештатным офтальмологам за «спасибо» и руководство не получало никаких неформальных поощрений.

САМИ СЕБЯ РАССЛЕДОВАЛИ И НИЧЕГО НЕ НАШЛИ

Уже 22 июня городской голова Виталий Немерец подписал поручение на имя Елены Мазур с требованием объяснить обстоятельства, при которых в отделении для лечения больных СОVID-19, расположенном на четвертом этаже терапевтического корпуса, проводились операции на глазах, и предоставить весь перечень документов, обосновывающих их законность.

Вместо того, чтобы прояснить, что же на самом деле происходит в больнице, Елена Борисовна отправила на имя городского головы «отписку». В ней она сослалась на то, что «в ее обязанности не входит оказание медицинской помощи», так что, ответить на вопросы, связанные с операциями, она не может.

Помимо городской комиссии, которая начала заниматься этим делом, Е.Мазур создала свою, для внутренней проверки. Забегая наперед, судя по всему, — для двух вещей: потянуть время и написать еще одну отписку властям.

29 июня внутреннее расследование в больнице закончилось. Согласно акту №1 временной комиссии, операции на территории больницы проводило ООО «ЗІР СТО ПРОЦЕНТІВ», в лице его директора Дмитрия Жабоєдова (г.Киев). Договора аренды на помещение у него не было, так как работал он на основе договора о «творческом сотрудничестве». Лицензию на практику этого врача больница также предоставить не смогла, посоветовав обращаться к нему лично в Киев. Неизвестно, проверяла ли ее наличие администрация до этого.

Сколько было проведено операций в этом году — в больнице не знают, так как «…КНП «Каховська ЦМЛ ім.Панкеєвих» офтальмологические операции не проводит…». Хотя, оборудование для них взято в лизинг именно нашей больницей у еще одной фирмы — ООО «Техномедикс Груп», которая, судя по Акту, и предоставляет пакет пациента.

Если коротко, то, согласно Акта, комиссия утверждает: неизвестно, сколько стоят операции, проводимые в больнице, с помощью оборудования, взятого в лизинг больницей; сколько их было проведено и когда; помещение в аренду не сдавалось, и кто именно там проводил операции, тоже неизвестно. Расходные материалы, необходимые для проведения операций, согласно Акта, в больнице также не хранились. Отказались в больнице и предоставить данные из операционного журнала с протоколами операций, предложив добиваться их передачи через суд. Получить от больницы копии записи видео с камер наблюдения также не удалось. Согласно Акта, они нужны для прямой трансляции происходящего с экрана и запись не ведут. Очень удобно.

Подобный ответ больницы не только не объясняет происходящее там, но и дает повод для еще большего количества вопросов.

ЗАМЕТАЮТ СЛЕДЫ?

На 2 августа было назначено заседание уже «внешней» комиссии, состоящей из представителей городских властей, депутатов и медработников. Провели его на территории Каховской ЦГБ, о чем заблаговременно уведомили администрацию заведения. По стечению обстоятельств, директор больницы Елена Мазур на время заседания ушла в отпуск, а администрация медзаведения решила уведомить исполком, что не желает встречаться в указанное время. Сделали они это, принеся в исполком письмо за полчаса до встречи, когда большинство членов комиссии уже находились на территории больницы.

Но, так как в больнице две руководящие должности, отсутствие Елены Мазур не помешало медицинскому директору Татьяне Пырховке встретить комиссию. Она же и провела присутствующих в кабинеты, «где неизвестно кто, когда, сколько и за сколько» проводил офтальмологические операции. Правда, оборудования для проведения этих операций в больнице уже не оказалось. Фирма, предоставляющая в лизинг это оборудование, неожиданно разорвала договор и вывезла его. Видимо, еще одна случайная случайность.
Все, что успела зафиксировать комиссия — это отсутствие дезрежима в операционном блоке. Как яркий пример: комната для подготовки персонала, где вместо крана-смесителя, который открывается локтем, — обычный ржавый кран с куском старого потрескавшегося мыла рядом. То есть, администрация больницы закрывала глаза и на кустарные условия, в которых проводились операции.

В дальнейшем диалог представителей больницы и членов комиссии сошел на нет. Юрист-консульты Каховской ЦГБ наотрез отказались не только предоставлять комиссии запрашиваемые документы, но и отвечать на любые вопросы. Изменилось отношение и водившей ранее экскурсию для членов комиссии Татьяны Пырховки, которую, видимо, перехватили в коридорах заведения юристы, после чего она отказалась присутствовать на заседании и подписывать акт, составленный по его результатам.

Значит ли это, что сам персонал больницы не заинтересован в установлении истины и разоблачении возможных коррупционных дел администрации больницы? Очень на то похоже. Иначе, как объяснить такое активное препятствие расследованию: затягивание сроков, попытки срыва заседания комиссий, скрытие доказательств и документов, а также неожиданно, по-тихому, разорванный договор с вывозом оборудования? С другой стороны, если нарушения в больнице подтвердятся, то не удивительно, что администрация больницы совсем не стремится самолично раскрывать все карты.

На данный момент расследование продолжается, и вскоре нам предстоит разобраться, имел ли место факт незаконных и неучтенных операций в Каховской больнице. А получала ли фирма, проводящая их, незаконные преференции от администрации больницы и кто на них наживался — это уже совершенно другая история, ответ на которую мы также надеемся получить.

Алексей Куликов.

Дякуємо за відгук!